Make oil great again. Обобщение

«Нефть России», 03.04.20, Москва, 00:17    Твиттер Дональда Трампа исторически не сулил нефти ничего хорошего. Сколько раз американский президент выстреливал в сторону ОПЕК короткими трассирующими фразами, состоявшими в основном из слов «картель», «высокие цены» и «плохо». Однако свободное падение рынка после развала сделки ОПЕК+ и резкого проседания спроса из-за коронавируса даже Трамп счел избыточным. Его твит-отчет о головокружительных успехах челночной нефтяной дипломатии отправил цены в заоблачные по нынешним тяжелым временам высоты, где маячит отметка $30 за баррель.
 
Правда, есть несколько «но». Масштабы сокращения добычи, о которых пишет Трамп — до 15 млн баррелей в сутки! — неплохо смотрелись бы в качестве первоапрельской шутки, ведь меньше месяца назад Россия и Саудовская Аравия взорвали свой стратегический союз изнутри, не договорившись о вдесятеро меньшем снижении производства. Кроме того, немаловажно, что о разговоре Путина с наследным принцем Саудовской Аравии — ключевом звене в логической цепочке трамповского твита — в Кремле по состоянию на вечер четверга не знали.
 
Как бы то ни было, лед тронулся — Эр-Рияд уже предложил экстренно собраться в формате ОПЕК+ и послал рынку сигнал о готовности сократить добычу (впрочем, так ли сильно увеличенную?), если его поддержат другие производители. Последние несколько лет приучили рынок к тому, что переговоры всегда ведут к каким-либо договоренностям. 2020 год разрушил эту веру. Россия играет бюджетными мускулами, давая понять, что готова перетерпеть оппонентов и дождаться отскока цен. Но коронавирус, на борьбу с последствиями которого Россия уже заложила 1,4 трлн рублей, может сделать все стороны нефтяного многоугольника сговорчивее.
 
Переговоры, сколь и падение оценок спроса на нефть из-за повального продления карантинов во многих странах, были стремительными. Еще на прошлой неделе оценки падения спроса колебались вокруг первого десятка — 10-15 млн б/с, на этой неделе аналитики все больше приближаются ко второму десятку и даже больше — 15-25 млн б/с.
 
Американские производители нефти стали бить тревогу, призывая к совместным ограничениям (внутри отрасли), и получая от трейдеров предложения приплатить им за продажу нефти, потому что происходит переполнение мощностей для ее хранения.
 
Россия отвергала обвинения в том, что, не согласившись на ограничения ОПЕК+ в начале марта, она пыталась уничтожить сланцевую нефтедобычу в США, которая рентабельна при цене порядка $45-55 за баррель Россия также кокетничала насчет возможности новой сделки ОПЕК+ с участием других государств. По словам замминистра энергетики РФ Павла Сорокина, так или иначе, но все страны примут участие в сокращениях, поскольку нерентабельная добыча уйдет с рынка. На прошлой неделе Саудовская Аравия заявила, что никаких переговоров с другими странами не ведется.
 
И тогда Трамп решил позвонить Путину. «Я сам удивляюсь, что говорю такое, но возможно нам действительно нужны более высокие цены. Сейчас эти цены — крайне низкие», — заявил президент США.
 
Оба президента признали, что «нынешняя ценовая конъюнктура не в интересах наших стран» и договорились продолжить контакты по линии министров энергетики. В тот же вечер министры энергетики России и США Александр Новак и Дэн Бруйетт согласились, что «падение спроса и избыток на нефтяном рынке не способствуют поступательному развитию мировой энергетики и создают риски стабильного снабжения рынка после начала восстановления мировой экономики». Вероятно, стороны согласились с оценками Goldman Sachs, что если сейчас остановить скважины, то потом их можно не восстановить — и рынок потеряет 5 млн б/с со стороны предложения.
 
Однако Саудовская Аравия не спешила присоединяться ни к каким договоренностям, молча открывая вентиль. Королевство, не сумев уговорить Россию принять свое предложение и увеличить совместные сокращения на 1,5 млн б/с на весь 2020 год, а не продлить текущие ограничения на три месяца, как предлагала Россия, с 1 апреля открыла вентиль, увеличив свою добычу на 2,5 млн б/с.
 
Поскольку «предупреждение» было сделано почти за месяц, цена на нефть Brent успела упасть с мартовских $30 за баррель до $22 за баррель, и Россия посчитала нецелесообразным увеличивать добычу нефти после формального окончания сделки ОПЕК+.
 
Когда стороны вели переговоры, Россия просчитала возможность падения цены нефти до $30 за баррель, полагая, что резервов Фонда национального благосостояния (ФНБ) хватит на несколько лет вперед. Однако цену в $25 за баррель господин Сорокин назвал потенциальной проблемой через 2-3 года. «$25 за баррель — это неприятно, но не катастрофа. Если такая цена продлится 2-3 года, то это, конечно, создаст большие проблемы, но даже в течение полугода-года такая цена — это тот уровень цены, который мы можем выдержать», — подчеркнул замглавы Минэнерго РФ.
 
Господин Новак в четверг заявил, что переговоров с саудитами до сих пор не велось, но они возможны, «если такое желание будет у стран, входящих в ОПЕК+, и стран, которые не входят в альянс, и которые тоже проявляют сегодня активность, потому что тоже попали в трудную ситуацию».
 
«Мы также общаемся с другими министрами многих стран, которые входят в ОПЕК и ОПЕК+. Есть общее понимание, что на рынке достаточно серьезная ситуация, которой мы даже, встречаясь в Вене 6 марта, не могли прогнозировать, что она будет таким способом развиваться», — сказал Новак.
 
Впрочем, российский министр заметил, что некоторые страны считают, что ограничивать добычу ввиду 25-процентого падения спроса уже бесполезно. «Поэтому сегодня многие страны в наших дискуссиях настроены на то, что ситуация изменится лишь в том случае, если начнется увеличение спроса. Невозможно принять меры по сокращению добычи странами ОПЕК+ на 20 млн б/с. Из общей добычи всех стран ОПЕК+ — это примерно половина», — подчеркнул министр.
 
Вероятно, нужно было, чтобы США сначала договорились с Россией, а потом уговорили Саудовскую Аравию. В пользу этой версии может служить тот факт, что господин Трамп объявил в четверг, что «поговорил с наследным принцем (Аблулазизом — ИФ) бен Сальманом, который поговорил с господином Путиным». Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков опроверг факт таких переговоров.
 
А Саудовская Аравия спустя какое-то время разместила в своем госагентстве сообщение, что призывает страны ОПЕК+ и другие государства к внеочередной встрече и делает это «в знак признательности к просьбе президента Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа и просьбе друзей США».
 
Теперь дискуссия, вероятно, идет об объемах потенциального сокращения. Президент США ожидает, что Россия и Саудовская Аравия снизят добычу на 10-15 млн б/с, не говоря ни слова о возможных сокращениях со стороны США. Источники WSJ в королевстве говорят, что Саудовская Аравия готова снизить добычу до уровня менее 9 млн б/с, но не понимают, откуда у президента США цифра в 10 млн б/с и какие страны он считает возможным задействовать, полагая, что речь может идти лишь о снижении на 6 млн б/с.
 
Но поздно вечером цифра в 10 млн б/с прозвучала в твиттере другого американца — одного из трех комиссаров регулирующего органа, отвечающего за освоение нефтяных месторождений в крупнейшем нефтедобывающем штате США Техасе, Райана Ситтона (Ryan Sitton).
 
«Только что имел великолепную беседу с Новаком. Хотя обычно мы конкурируем, мы согласились, что коронавирус COVID-19 требует беспрецедентного уровня кооперации. Обсудили изъятие 10 млн б/с мирового предложения. С нетерпением жду беседы с принцем Абдулазизом бен Сальманом», — написал он.
 
Возможно, утром мир проснется с пониманием того, что три крупнейших производителя нефти в мире — США (13 млн б/с), Саудовская Аравия (12 млн б/с, хотя Новак не уверен, что королевство уже достигло этой цифры) и Россия (11,3 млн б/с) — пришли к тройственному союзу во время чумы.
Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/562802/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *